Skip to content

ПРЕДИСЛОВИЕ

В силу сложившихся исторических условий народы Средней Азии я Ирана в эпоху средневековья оказались под эгидой арабского халифата, а позднее входили в состав одних и тех же феодальных государств. Несмотря на тяжелые условия, вызванные господством иноземных захватчиков, народы Средней Азии и Ирана создали свою оригинальную самобытную культуру, пронесли через ряд веков прогрессивные традиции.

Огромную роль в процессе взаимодействия и взаимного влияния культур этих народов сыграли общность литературного языка, их культурная и этническая близость. Поэтому деятельность выдающихся представителей научной, философской и общественно-политической мысли эпохи средневековья — Хорезми, Рази, Фараби, Бируни, Ибн-Сина, Омара Хайяма и многих других — связана с историческими судьбами как народов Средней Азии, так и Ирана.

Вся история развития философской и общественно-политической мысли той эпохи проходила под знаком борьбы материализма с идеализмом. Господствующий феодальный класс объявлял ересью все, что противоречило духу и букве ислама и жестоко преследовал представителей научной мысли.

В противовес господствовавшей идеологии ислама, тормозившей развитие общества, выдающиеся мыслители народов Средней Азии и Ирана, выражавшие интересы передовых сил общества, выступили с идеями, теориями, несовместимыми с религиозными воззрениями. Своими оригинальными научными и философскими, произведениями они проложили новые пути исследования и внесли огромный вклад в мировую культуру. Благодаря их деятельности богатейшая древнегреческая культура стала известна западному миру.

Философская и естественнонаучная мысль народов Средней Азии и Ирана оказала значительное влияние и на развитие духовной жизни народов Ближнего и Среднего Востока. Арабские ученые восприняли как передовые воззрения народов Средней Азии и Ирана, так и достижения античной науки народов Средиземноморья. В свою очередь они сыграли выдающуюся роль в распространении достижений культуры народов древней Индии, Греции. Средней Азии, Ирана, Сирии и Египта среди европейских народов. «…Начатки точного исследования природы,— говорит Энгельс,— стали развиваться впервые лишь у греков александрийского периода, а затем, в средние века, развивались далее арабами…».

Рационалистические и материалистические идеи средневековых прогрессивных мыслителей народов Ближнего и Среднего Востока — Фараби, Бируни, Ибн-Сины, Хайяма, аль-Кинди, Маари, Ибн-Баджи, Ибн-Тюфейля и Ибн-Рушда — в течение ряда веков служили оружием в борьбе против реакционной идеологии католической церкви.

Вопреки неопровержимым фактам реакционная буржуазная наука в течение долгого времени пыталась начисто отрицать культурные достижения Востока и, в частности, народов Средней Азии и Ирана. Но идеологи буржуазии «забывают» тот важный факт, что древнегреческая культура многим обязана культурным традициям древнего Вавилона, Мидии, Индии, Средней Азии, Персии и других восточных стран, и изображают дело так, будто все положительное в области философии и науки шло с Запада, а все консервативное, мистическое и иррационалистическое — с Востока.

В связи с этим очевидной становится настоятельная необходимость расширения научных, марксистских исследований истории философской и общественно-политической мысли народов Востока, в том числе народов Средней Азии и Ирана.

В предлагаемой вниманию читателя книге не ставится задача всестороннего освещения истории философской и общественно-политической мысли народов Средней Азии и Ирана. Такая работа требует усилий большого коллектива исследователей-востоковедов в области истории, литературы и философии. Автор ограничился рассмотрением лишь некоторых сторон этой проблемы и остановился, главным образом, на характеристике общих черт идейной борьбы в эпоху раннего средневековья и деятельности ряда выдающихся мыслителей, расчищавших путь к материалистическому миропониманию.

В конце книги даются переводы некоторых произведений Фараби, Газали и Маймонида.

Творчество Фараби представлено тремя произведениями: комментарием к «Введению» Порфирия, трактатами «Взгляды жителей добродетельного города» и «О происхождении наук». Первое из произведений переведено с арабского текста, опубликованного в журнале «Islamic Quarterly», vol. Ill, № 2, 1956 (Лондон). Одиннадцать глав трактата «Взгляды жителей добродетельного города» переведены с арабского по книге «Alfarabl’s Abhandlung der Musterstaat» (Leiden, 1895). Трактат «О происхождении наук» переведен по книге «Beitrage zur Geschichte der Philosophic des Mittelalters». Band XIX, Heft 3 (Munster, 1916).

Из трудов Газали публикуются трактаты «Ответы на вопросы, предложенные ему» и «Избавляющий от заблуждения». Мусульманские реакционеры в течение многих веков использовали и используют крупнейшего идеолога мистико-религиозной философии Газали для оправдания своих обскурантских религиозных учений. Но надо иметь в виду, что в развитии творчества Газали было два периода.

Находясь еще в ранние годы своей творческой деятельности под влиянием Аристотеля, Фараби и Ибн-Сины, Газали, боясь преследования фанатически настроенных теологов и феодалов, порвал с прогрессивной философией. И действительно, всякий, кто внимательно ознакомится с трактатом Газали «Ответы на вопросы, предложенные ему», убедится в том, что он рассуждает как философ, а не как теолог, что он выдвигает некоторые принципы, которые им же критикуются в «Опровержении философов». Известно, что Газали стоял на позиции признания вечности времени и движения сфер, что противоречило основным догматам религии.

В ту эпоху строго запрещалось изучение философии, а приверженцы ее рассматривались опасными еретиками и вероотступниками. Об этом свидетельствует трактат Газали «Избавляющий от заблуждения», который является важным памятником философской литературы эпохи средневековья. Это сочинение ценно не только тем, что оно служит важным и, пожалуй, единственным в своем роде автобиографическим документом, отразившим сложный и противоречивый путь формирования мировоззрения одного из крупнейших представителей средневековой Философии, по и тем, что в нем нашла яркое отражение борьба прогрессивных и реакционных философских учений того времени. Перевод трактата осуществлен по книге «Аль-Мункыз мин ад-далял лихуджжат-аль-ислам аль-Газали» (Каир, 1955).

. Нами публикуется также перевод ряда разделов сочинения Маймонида «Море Невохим». Маймонид, конечно, не является философом Средней Азии и Ирана, однако он был активным участником той идейной борьбы, которая велась во всей средневековой философии народов Среднего и Ближнего Востока против догматических принципов религии. В течение долгих веков засилия теологии и обскурантизма мусульманские богословы уничтожили многие труды прогрессивных мыслителей, написанные на арабском языке. Сочинение Маймонида «Море Невохим» избежало этой участи лишь благодаря тому, что оно было написано на древнееврейском языке.

Маймонид с рационалистических и натуралистических позиций подверг критике учение мутакаллимов — средневековых мусульманских схоластов, пользовавшееся широким распространением среди приверженцев религиозных учений в Средней Азии и Иране.

Автор, пользуясь случаем, выражает признательность научным сотрудникам группы по изучению Философии пародов Востока Института философии АН СССР, а также Т. И. Ойзерману и П. Г. Шаду за оказанную ими помощь в процессе написания книги.

К содержанию: Из истории философии Средней Азии и Ирана (VII—XII вв.)